[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27]

 

К списку выпусков

Рязанские ведомости.1999. 26 февраля. . 37. С.3.

Бесценные свидетели прошлого.
Рецензия на публикацию касимовских актов в "Русском дипломатарии".

                       Никитин А.

Найдена рукопись А.С.Грибоедова?
В рязанском архиве найдена рукопись, возможно принадлежавшая перу А.С.Грибоедова.

                       Толстов В.

"История рязанского княжества" В.С.Борзаковского.
Неудачная попытка В.С.Борзаковского написать "Историю рязанского княжества".

                       Трибунский П.

"В доброте не уступают лучшим иностранным..."
История касимовских кожевенных заводов.

                       Филиппов Д.

 

Найдена рукопись А.С.Грибоедова?

   В недрах провинции нередко оседали рукописи классиков отечественной литературы. Пути, какими попадали их рукописи в российскую глубинку, были самыми различными. Многие из столичных литераторов были уроженцами провинциальных городов. Здесь нередко оставались юношеские "пробы пера" будущих литературных знаменитостей. Многие из столичных писателей посещали свои сельские усадьбы уже в зрелую пору своего творчества, имели знакомых в среде провинциального дворянства и чиновничества. Последние не прочь были блеснуть своими связями с культурной элитой и с трепетом хранили автографы известных поэтов и прозаиков. Наследники семейных архивов писателей нередко меняли место проживания. Так рукописи оказывались в городах и селах, с которыми, казалось бы, не была связана литературная деятельность того или иного автора. Большую активность проявляли и частные коллекционеры из провинции, скупавшие манускрипты "властителей душ" прежних лет. Комиссия при императорской Академии наук по изданию полных собраний сочинений Баратынского, Веневитинова, Грибоедова, Кольцова, Лермонтова не случайно в 1908 году обратилось с призывом о содействии ко всем ученых архивным комиссиям России, в коллекциях которых находились весьма ценные рукописные историко-литературные материалы.

Рязанская ученая архивная комиссия (РУАК) за годы своей деятельности собрала значительную коллекцию рукописей литературных сочинений - стихотворений, прозы, драматических произведений. По имеющимся у нас данным, всего около 130 единиц хранения. На юбилейной выставке 1912 г. в память Отечественной войны 1812 г. в качестве одного из экспонатов РУАК выставила, согласно каталогу, "Горе от ума А.Грибоедова. Рукопись 1824 г. с собственноручными поправками автора". Из других документов РУАК известно, что в 1824 г. эта рукопись была подарена А.С.Грибоедовым С.Ляпуновой, о чем можно было судить по дарственной надписи на титульном листе перед фамилией автора - "С.Ляпуновой от соч.".

Столичные литературоведы, прямо сказать, не слишком жалуют своим вниманием провинциальные архивы. Вот и рукопись Грибоедова преспокойно дошла до наших дней, пролежав в местном архиве более века. Стирая наслоение пыли, попробуем вглядеться в завитки полувыцветших чернил.

Первые тридцать листов рукописи написаны аккуратным почерком неизвестного переписчика, но в них содержатся поправки и вставки, выполненные, вероятно, рукой самого Грибоедова. Остальные десять листов дописаны тем же почерком, что и исправления. Рукопись не закончена, поскольку полностью отсутствует 4-е действие и 18 и 19 явления из 3-го действия.

Уникальность данной рукописи в том, что она представляет собой, видимо, один из немногочисленных авторизованных списков комедии "Горе от ума". Грибоедов постоянно вносил в текст комедии отдельные исправления, пытаясь найти более удачные в поэтическом отношении варианты рифмовки отдельных слов. Так, например, обстоит дело с классическим монологом Чацкого, известным каждому со школьной скамьи:

А судьи кто? - За древостию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забытых газет
Времен Очаковских и покоренья Крыма.

В нашем списке автор комедии исправил слово "забытых" на "брошенных". Благодаря этому исправлению вся фраза стала менее тяжеловесной, читателю не приходится менять ударение слова, чтобы не грешить против рифмы. Отзыв Чацкого о Молчалине, воспроизводимый в печати, звучит так: "Конечно смирен, все такие не резвы". В нашем списке эта фраза подверглась исправлению: "Конечно он смирен, такие не резвы". Обратили внимание? Ритм фразы стал более динамичным. Или возьмем сцену диалога Софии и Фамусова, в которой девушка рассказывает отцу приснившийся ей сон. В первом варианте, переписанном рукою писца (и воспроизводимом в современных изданиях), рассказ Софьи звучит так:

Цветистый луг; и я искала
Траву
Какую-то не вспомню наяву.
Вдруг милый человек, один из тех, кого мы
Увидим - будто век знакомы.
Явился тут со мной; и вкрадчив, и умен...

После авторских исправлений рассказ Софии приобрел следующий вид:

Цветистый луг, и я искала -
Какую-то траву, не помню наяву.
Вдруг милый человек из тех кого мы
Увидев раз - век будто (бы) знакомы.

Подобных исправлений в пьесе много. Не нужно быть поэтом, чтобы увидеть, что данная редакция улучшила поэтические достоинства комедии. Рукопись позволяет заглянуть в "творческую лабораторию" А.С. Грибоедова, и лишний раз доказывает, что и по окончании комедии автор продолжал совершенстовать диалоги своих героев.

Путь попадания рукописи А.С.Грибоедова в Рязань остается загадкой. Но известно, что рязанцы входили в круг общения писателя. Среди них - М.Н.Макаров, С.Д.Нечаев. Рукописи последнего, кстати, также хранились в собрании РУАК. Макаров оставил воспоминания об августовском вечере 1826 г., когда Грибоедов в его и С.Д.Нечаева присутствии читал отрывки из "Горя от ума". Тогда же Грибоедов скзал Макарову: "Я написал трагедию из вашей рязанской истории, ты прочтешь ее первым". Имелась ввиду трагедия "Федор Рязанский", над которой писатель работал в последние годы жизни.

Будем надеяться, что вновь открытая рукопись заинтересует литературоведов, которые подтвердят или опровергнут высказанное предположение о принадлежности исправлений Грибоедову, а также выяснят путь попадания списка комедии на рязанскую землю.

Виталий Толстов.