[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27]

 

К списку выпусков

Рязанские ведомости.2001. 23 февраля. С.16, 21

Русское поле.
Судебный поединок в средние века.

                     Азовцев А.

По поводу Михейки.

                     Никитин А.

Н.И.Лебедева: начало пути.
Детство и юность этнографа Н.И.Лебедевой (1894-1978).

                     Трибунский П.

"Примечательный русский человек".
Судьба архитектора и историка И.С.Гагина (1771-1844). Продолжение статьи из выпусков 24, 25 "Рязанской старины".

                     Филиппов Д.

Поздравление.

 

"Примечательный русский человек"

(Окончание. См. . 24, 25 "Рязанской старины")

   В самом начале 1810-х гг. неудачная предпринимательская карьера Ивана Сергеевича Гагина закончилась, принеся ему лишь череду разочарований. Судя по дальнейшим событиям, для него это было тяжелым душевным бременем. Вместе с тем, печальная, но обычная для купеческой среды история краха и разорения сослужила нашему герою добрую службу: неудачи на предпринимательском поприще оказались импульсом для реализации его творческого потенциала.

В 1811 г. Иван Сергеевич выбыл из купечества, а вместе с ним и фамилия Гагиных навсегда исчезла из купеческих списков. За долги ему пришлось заложить дом со всеми надворными постройками и частью усадебной земли.

Историк М.П.Погодин лично знавший Гагина сообщает, что, с трудом перенося собственные неудачи, он хотел было покончить с собой. Погодин передает этот эпизод со слов самого Ивана Сергеевича: "Пошел я вниз по Оке с твердым намерением броситься в реку, выбрал место, оглянулся кругом, ступил на камень, чтобы броситься с него, вдруг слышу я как будто голос внутри себя: "Остановись, что ты делаешь? Ты себя погубишь". Я остановился, испуганный, перекрестился, и сошел с камня на берег, - начал молиться, - и блеснула мне в голове мысль: не судил мне, видно, Бог наживать деньги; у меня не осталось ничего, ничего мне и не надо. С голоду не умру. Дай обреку себя на службу добрым людям, православным христианам, безданно, безпошлинно".

Так или иначе, но вся дальнейшая деятельность Гагина предстает именно как бескорыстное служение ближним, и в прямом и в переносном смысле. Описанные события имели место, видимо, где-то в середине 1810-х гг. и "с тех пор, - как пишет Погодин, - начал Иван Сергеевич служить всем, кому была в нем нужда". "Одному хочется строить дом - он чертит план, другому понадобилось купить запасов - он идет на рынок и привозит, что назначено, третий просит его присмотреть за хозяйством, он корпит над работами, исполняет все не отказывая никому, ни богатому, ни бедному, ни знатному, ни незнатному. Днем и ночью, из-за стола и с постели, во всякую погоду, спешит он куда зовут, исполняет просьбы, ведет дела честно, усердно, и не принимает никакого награждения". Если отбросить явную патетику, с которой написаны эти строки, станет видна ситуация, которая в краткой формуле официального документа запечатлена в обывательской книге Касимова 1830 г., а она гласит, что Иван Сергеевич в то время занимался "у разных господ и купцов служением по их разным поручениям и комиссиям".

Но это была лишь одна из сторон деятельности Гагина в эти годы. Одновременно он много времени уделял своим увлечениям, а это были: археология и архитектура, историческое сочинительство, религиозное философствование и топография. Последняя была среди любимых занятий Гагина с детских лет. В 1820-х гг. Иван Сергеевич активно занимается составлением планов и карт касимовской округи, зарисовывает археологические памятники. В это время появляются "План окрестностей города Касимова, с двумя городовыми и пять вокруг онаго лежащими крепостьми", карты окрестностей Касимова. Летом 1825 г. он разработал план реконструкции проходившего через Касимовский уезд участка "самонужнейшего нижегородского и сибирского тракта" от Касимова до г. Меленки Владимирской губернии. Сохранился автограф Ивана Сергеевича - его прошение от 19 февраля 1826 г. на имя рязанского генерал-губернатора А.Д.Балашова с просьбой рассмотреть предлагаемый проект.

Одновременно Иван Сергеевич изучает исторические сочинения, делая выписки, относящиеся к касимовской истории. В 1823 г. он составил компилятивный труд "О достопамятности города Касимова - древней и о нынешнем его состоянии, извлеченное из разных российских историй". Видимо, это было его первое обращение к изучению касимовской истории. В последующие годы он будет уделять много внимания историческим описаниям родного края.

Смысл собственных исторических занятий Иван Сергеевич пояснил сам в одной из работ. Он писал: "Впрочем о Касимове собственной истории ни в каких документах не находится, как то за местными опустошениями, равно и за сильными пожарами, хотя и была лет за тридцать начата старинная рукопись о происхождении Городца и Касимова, кою любопытствующие граждане читывали, но оная от неблагомысленных людей видно сокрыта и нигде не слышится ... сия слабая история наблюдается и руководствуется к будущему дополнению для любителей отечественной древности касимовцем Иваном Гагиным".

В 1830-х гг. Гагин занимается описанием местных древностей, прежде всего татарских памятников. Появляются его чертежи и сочинения: "Планы и фасады татарских древнейших зданий, состоящих Рязанской губернии в городе Касимове" (1830), "Об истории города Касимова, царей татарских и памятниках древности" (1834), "Краткая сложность о Касимовских царях татарских и памятниках с их времен существующих. Записка, поданная Иваном Гагиным 15 марта 1835 г. уездному предводителю дворянства Касимовского уезда Николаю Ефимовичу Клевезаль" (1835), "Рязанской губернии города Касимова историческое обозрение достопримечательностей с приложением 12 чертежей" (1837), "Письмо о древностях Касимова" (1840). В 1837 г. во время пребывания в Касимове цесаревича Александра Николаевича Гагин преподнес ему собственное сочинение "Статистическое описание города Касимова с 10 рисунками" (1837), при этом пообещав впоследствии представить "подробнейшее сочинение".

Тематика сочинений Гагина не было случайной. Все свои исторические изыскания он вел по собственному плану, который предполагал полное и всестороннее описание родного Касимова в его историческом и современном состоянии.

Основным в ряду исторических сочинений Гагина можно, считать "Собрание исторических натуральных доказательств, в котором городце при Нове Городе скончался в пострижении в. к. Александр Ярославович Невский" (1843). В этой работе Иван Сергеевич пытается обосновать версию кончины Александра Невского в Городце Мещерском, а не в Волжском Городце.

С начала 1820-х годов Гагин активно занимается и архитектурной деятельностью, реализуя свои замыслы сначала в многочисленных чертежах, а затем и в постройках центральной части Касимова. Он много работает по заказам частных лиц, одновременно активно занимаясь разработкой плана застройки центральной части города. Именно Гагин-архитектор придал Касимову неповторимо живописный облик, сохранившийся и по сей день.

Случилось так, что Иван Сергеевич не имел наследников и, видимо, не встречая единомышленников среди своего окружения, он завещал все свои рукописи, чертежи и то, что можно назвать личным архивом, статистику и историку К.И.Арсеньеву, с которым был знаком. Арсеньева в силу специфики трудов Гагина, завещанные бумаги интересовали мало, поэтому в 1846 г. он охотно передал их историку М.П.Погодину, с которым в конце жизни Гагин также был хорошо знаком. Позже бумаги Гагина разошлись по московским и петербургским архивохранилищам, сделав задачу исследователей наследия И.С.Гагина весьма непростым делом.

Умер Иван Сергеевич 1 октября 1844 году "от горячки" в возрасте 73 лет. По воспоминаниям современников, его похороны собрали почти весь город. Похоронен Гагин был на городском кладбище. Еще в начале XX столетия могила его "была сохранной", и на надгробии ясно читалась надпись "Иван Сергеевич Гагин". Однако попытки Общества исследователей Рязанского обнаружить место захоронения Гагина в середине 1920-х годов оказались безуспешными...



Дмитрий Филиппов.