[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27]

 

Полный список выпусков

Рязанские ведомости.1999. 29 января. . 20-21. С. 4.

Рязанские татары.
История "бордаковских татар" на Рязанской земле.

                      Азаков С.

Ученый-энциклопедист А.В.Селиванов.
Биография и труды А.В.Селиванова (1851-1915).

                     Толстов. В
                     Трибунский. П

Фамильный музей Селивановых
Попытка создания семейного музея в начале ХХ в.

                      Трибунский П.

В гостях у Алянчиковых.
Продолжение статьи "Дом у него был великолепный..."
(выпуск 4).

                       Филиппов Д.

 

В гостях у Алянчиковых

(Продолжение. Начало в выпуске . 4 "Дом у него был великолепный...")

   Особняк был не только центром светской жизни. Прежде всего это был купеческий дом, точнее - целый хозяйственный комплекс. Здесь располагалась контора питейного откупа Алянчиковых, лавки и подвалы в цокольном этаже сдавались в наем.

В 1828 году в Касимове случилась беда: 22 мая центр города в считанные часы был опустошен страшным пожаром, от которого пострадала и семья Алянчиковых. Акулина Анисимовна, к тому времени уже овдовевшая, объявила, что сумма ущерба, нанесенного пожаром ее семейству составила 106 200 руб. Сгорел дом, имущество, товар, бумаги, деньги. Спасти последние не помог даже огромный чугунный сейф, вмонтированный в стену в одной из комнат, к слову, он сохранился и по сей день. Чтобы стало понятно, сколь значительной была названная сумма, отметим, что убыток понесенный всеми купцами, пострадавшими от пожара, составил 511 778 руб., а всего по городу ущерб составлял 1 млн. 29 тыс. рублей. Как видим, на долю Алянчиковых пришлась почти десятая часть всех городских потерь. Но они не остались без гроша, уже через год особняк был полностью восстановлен и "отделан в прочном виде".

По просьбе городской думы Алянчикова предоставила девять жилых помещений в первом этаже дома на 1829 г. городским присутственным местам: городской думе, магистрату, сиротскому суду, здание которых сгорело во время пожара. А.А. Алянчикова, "желая сей этаж для занятия сими местами отделать в лучшем виде, употребила на сие весьма значительную сумму". По условиям договора, заключенного владелицей дома с городской думой, в 1829 г. дума заплатила Алянчиковой 630 руб. В 1830 г. контракт был продлен еще на три года с платой по 300 руб. в год, с отоплением комнат за счет думы. При этом Акулина Анисимовна просила перечислять полагавшуюся ей плату в счет погашения беспроцентной ссуды, полученной ею после пожара 1828 г.

С пожаром 1828 г. связано возникновение еще одной усадьбы Алянчиковых по соседству. На углу Успенской и Гостиной улиц (современные ул. Губарева и Школьный пер.) до пожара 1828 г. стоял богатый дом купцов Муромцевых. Однако сгорев, он еще десять лет продолжал пребывать в плачевном состоянии, пока в 1837 г. "обгоревшее место" не приобрел сын Ивана Осиповича Яков Алянчиков. Обугленным руинам было суждено превратиться в "дом с ротондой", сегодня хорошо известный всем в городе, поскольку в нем расположена 1-я касимовская школа.

Яков Иванович заказал проект перестройки дома Ивану Сергеевичу Гагину. Дом обстраивался как богатый купеческий особняк, строительные работы были закончены в 1839 г. В архиве мне удалось обнаружить описание его внутреннего убранства. Двухэтажный особняк насчитывал 17 жилых помещений: девять комнат в первом этаже и восемь - во втором. Для отопления жилых помещений использовались одиннадцать голландских печей "с железными внутри коробами... с бронзовыми лучшими отдушниками". В трех парадных комнатах были сделаны паркетные полы. Откосы окон, арки, разделяющие комнаты, печи и "колонны под хорами" были отделаны под мрамор.

В нижнем этаже дома, кроме жилых комнат, располагались служебные помещения: две кухни, в одной из которых была "печь и очаг из пестрых изразцов, с железными шкафами, украшенными медью", а в другой - "печь и очаг кирпичные". В обеих кухнях были железные плиты для приготовления пищи. Хозяйственные помещения дополняли две кладовые "со сводами", "людская с русской печью, она же и прачечная" и службы, расположенные во дворе: погреб и ледник из белого камня, каменные же конюшня и каретный сарай.

При разработке плана реконструкции дома Гагин дополнил усадьбу садом, спускавшимся по склону Успенского оврага, использовав для этого один из образцовых проектов, приведенных в сборнике "Новейший садовник". Площадь усадьбы составляла 700 кв. саж.

В середине XIX в. "дом с ротондой" перешел в ведение города - в 1860-х годах он был приспособлен под женскую гимназию. И по сей день он служит нуждам просвещения - его занимает первая касимовская школа.

Судьба "дома с бельведером" сложилась куда более сложно. За долгую свою историю он сменил немало владельцев. Были здесь и конторы, и Дом пионеров, и квартиры, и ресторан. Слишком сложно было подыскать этому огромному зданию соответствующего хозяина, однако, наконец, решилась и его судьба: после долгих разговоров и ожиданий, тянувшихся с 1980-х годов, дом был передан Касимовскому краеведческому музею - хранителю одного из самых интересных собраний рязанского края. Новоселье рано или поздно состоится. Главное, чтобы после него городские власти не оставили музейщиков один на один с наследством Алянчиковых, так как оно было рассчитано не на самого бедного преемника.

Дмитрий Филиппов.